21.11.2014 в 03:04

Силовики не проводят массовых преследований верующих в Карачаево-Черкесии, заявили эксперты

Автор:

Отсутствие масштабных преследований жителей за религиозные убеждения со стороны силовых органов является одной из главных причин стабильности в Карачаево-Черкесии, считают большинство участников дискуссии "Опыт Карачаево-Черкесской республики в гармонизации конфессиональных отношений". Волна борьбы против ваххабизма и экстремизма коснулась Карачаево-Черкесии в меньшей мере, считает сотрудница Института им. Егора Гайдара Ирина Стародубровская. Для региона не характерны конфликты в исламской общине, заявил заммуфтия республики Иналь Хубиев.

Согласно статистике жертв конфликта на Северном Кавказе, которую ведет "Кавказский узел", не менее 77 человек стали жертвами вооруженного конфликта в СКФО в третьем квартале 2014 года. Во втором квартале 2014 года жертвами конфликта в СКФО стали не менее 146 человек. В первом квартале 2014 года в СКФО жертвами конфликта стали как минимум 133 человека. При этом на территории Карачаево-Черкесии в первом, втором и третьем кварталах, а также в октябре текущего года жертв вооруженного конфликта зафиксировано не было.

Стародубровская: в Карачаево-Черкесии люди не чувствуют угрозы давления силовиков

Две республики, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария, находящиеся близко друг от друга, во многом похожи, но ситуация там разная, таков был главный посыл выступления руководителя научного направления "Политическая экономия и региональное развитие" Института им. Егора Гайдара Ирины Стародубровской. Дискуссия состоялась 18 ноября в Черкесске в рамках проекта "Гражданское общество на Северном Кавказе".

"В Кабардино-Балкарии ситуация, связанная с внутриисламским конфликтом, порожденным насилием, во многом определяет повестку дня. В Карачаево-Черкесии ситуация другая. Всем интересно разобраться, почему так происходит (согласно статистике "Кавказского узла", за три квартала 2014 года в Кабардино-Балкарии жертвами вооруженного конфликта стали не менее 43 человек, - прим. "Кавказского узла")", - сказала Стародубровская.

Разница между Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкесией совершенно очевидна, добавила эксперт. "В Кабардино-Балкарии полгода назад мы проводили подобное мероприятие, и там сотрудники Центра "Э" тщательно фотографировали всех его участников. Здесь Евгений Владимирович (Кратов, министр по делам национальностей, массовым коммуникациям и печати КЧР, - прим. "Кавказского узла") провел с нами весь день, участвовал в нашей дискуссии. То есть отношение власти совсем другое", – заявила Ирина Стародубровская.

По ее словам, одними из причин стабильности в Карачаево-Черкесии являются урбанизация и проведение земельной реформы. "Это единственная республика на Северном Кавказе, в которой проведена земельная реформа. Здесь люди понимают, что они имеют земельную собственность", - подчеркнула эксперт.

Важная составляющая ситуации в Карачаево-Черкесии - действия силовиков, добавила Стародубровская. "Мы проводили социологические исследования, разговаривали с людьми. Вот что говорят люди, которые включены в списки "ваххабитов", но ничего страшного за ними не замечено. Проводятся обыски, приглашают на беседы, не избивают, не пытают. Людей, естественно, раздражают подобные действия. Но, тем не менее, все не настолько жестко", - сказала Ирина Стародубровская.

По ее словам, эта проблема в Карачаево-Черкесии менее масштабна, более локальна, чем в других республиках Северного Кавказа. "Не так много людей здесь чувствуют угрозу такой ситуации. В Дагестане человек может не понравиться на улице, его могут забрать, избить, пытать. У меня ощущение, что в Карачаево-Черкесии люди не чувствуют такой угрозы, и поэтому нет такой массовой реакции", - подчеркнула руководитель научного направления "Политическая экономия и региональное развитие" Института им. Егора Гайдара.

Эксперт считает, что из-за этнического противостояния в 1999 году республику не охватила волна борьбы против экстремизма. "В 1999 году здесь было господство протестных национальных идеологий. По времени это совпало с моментом начала второй чеченской войны, когда репрессии против нетрадиционных мусульман приобрели особо активный характер. Здесь было национальное противостояние. Вот эта волна борьбы против ваххабизма или экстремизма коснулась Карачаево-Черкесии в меньшей мере", - заключила Стародубровская.

Источник: kavkaz-uzel.ru

Comments are closed.